Интеллектуальные инструменты профилактики роста агрессии молодежи

Опубликовано: Гаврилов Д.А. Интеллектуальные инструменты профилактики роста агрессии молодежи / Информационно-психологическое противодействие экстремизму и терроризму. 2016 / Сост. А.В. Воробьев, Я.А. Амелина / Министерство печати и информации Республики Дагестан, Кавказский геополитический клуб. Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2016. С. 203–208. ISBN 978-5-9906914-7-6.

Решения для множества современных проблем могут быть изысканы, если обратиться к истории традиционной культуры народов мира, и Востока – в частности. Сохранившиеся в минувшие века и тысячелетия элементы традиционной культуры потому и дошли до наших дней, что доказали свою действенность.

Вот лишь три ярких примера, из памятных каждому, чтобы воспринять основную идею этой короткой, тезисной публикации в свете комплексного подхода к противостоянию экстремизму и информационно-писихологического противодействия  деструктивным течениям.

Разумеется, эта идея не может быть панацеей, универсальным лекарством от всех социальных бед и болезней, но есть надежда, что при включении интеллектуальных и просветительских программ в качестве системного элемента профилактики экстремизма, она окажется актуальной, и для своего класса задач и областей — эффективной.

Одна из легендарных версий возникновения шахмат в первой половине 1-го тысячелетия н.э. (от индийской игры «чутуранга» или ««чатурраджа») гласит, что некий мудрец изобрёл и предложил четырём враждующим царям этот бескровный вариант сражения, в котором каждый мог бы доказать своё превосходство, не причинив реального ущерба ни землям, ни подданым. С V по VIII века эта интеллектуальная игра распространилась по всей Азии, и, возможно, хотя и считалась бы с современной точки зрения скорее азартной (использовались игральные кости [1]), она спасла жизнь сотням тысяч людей, отвратив их от действительной сечи путём замены «поля брани» его имитацией.

В персидском сказочном цикле «Тысяча и одна ночь» — в центре повествования, т.е. «Рассказе о царе Шахрияре и его брате» дочь царского визиря Шахерезада «вылечила» кровожадного Шахрияра с помощью собственного красноречия, умело подогревая свойственное любому, даже самому порочному человеку, а не только царю, любопытство. Желая узнать, чем же закончилась та или иная сказка Шахерезады (коя прерывала речь каждый раз при восходе солнца), тиран предоставлял ей отсрочку за отсрочку перед, казалось бы, неминуемой казнью. Терапия познавательностью дала известный положительный результат.

Насреддин — персонаж, хорошо известный на Востоке по сей день. Разные народы знают его под всевозможными именами: узбеки и турки — как ходжу Насреддина, афганцы – как Насреддина Афанди, азербайджанцы – как муллу (моллу) Насреддина. Именуя Насреддина муллой или ходжой, рассказчик подразумевал, прежде всего, то, что он является учителем, наставником, а, значит и испытателем слушателя. Кроме того, если обратиться к 110 суре Корана – «ан-Наср», можно предположить, что «Наср» в имени героя дословно «помощь». «Эд-Дин» (араб.) – вера. Таким образом, Насреддин – это нарицательное имя помощника веры. Остроумные притчи Насреддина, близкие по жанру к анекдоту, тем не менее, представляют собой традиционное явление в рамках евроазиатской просветительской культуры.

Образ неунывающего хитроватого героя типа Насреддина, путника, на ишаке «исколесившем» половину Азии, владеющего всеми искусствами или ремеслами, включая остроумие и обольщение, характерен для большинства стран Востока. Его могут и не именовать собственно Насреддином, а зовут Молла – у азербайджанцев, Афанди (Эфенди) – у таджиков и узбеков, Кемине (у туркмен), Джоха (у арабов), Насыр (у казахов) и т.д.

У народов Востока существует до сих пор обычай: тот, кто произносит имя этого героя, должен рассказать семь историй, а в ответ на это каждый слушатель также рассказывает семь историй. Считается, что семь насреддиновских историй, изложенных в определённой последовательности, способны привести суфия к озарению и мгновенному постижению истины. Мы же можем интерпретировать этот обычай как тягу к решению интеллектуальных задач.

Истории, связанные с именем Насреддина, являются и определёнными формулами для введения слушателя в иное состояние ума. Насреддин, в баснях, по мнению исследователей суфизма, использует особую дервишскую технику, заключающуюся в том, что он играет роль обывателя, непосвящённого человека (суфии называют это «путём упрёка»), чтобы человек смог отразиться в ситуации, как в зеркале, и получить нужный урок в собеседовании. Его кажущиеся ненормальность и эксцентричность являются маской, служащей для привлечения и фиксации внимания.

Такой диалог или собеседование (суфия-учителя и ученика, эксперта и скептика, специалиста и дилетанта), представленный ещё в «Авесте», сочинениях античных философов, песнях «Старшей Эдды» и средневековых трактатах американец Тимоти Голлвей в 1970-х годах назвал «коучинг» (coaching), но не открыл Америки, как мы все понимаем.

Образ Насреддина рассмотрен мною ранее в ряде публикаций [2], в частности было показано, что при всех мнимых исторических параллелях и ассоциациях, это персонаж нарицательный, соответствующий юнговскому архетипу Трикстер. Собеседником Насреддина в большинстве случаев оказывается лицо агрессивное, склонное к принятию быстрых и решительных мер. Чаще всего молва приписывает это качество знаменитому Тимуру, при котором Насреддин выступает ехидным советником. Так или иначе, ему во всех случаях удаётся утихомирить гнев своего антипода-собеседника, донести до него, а также слушателей самой басни (и всех последующих тиранов и агрессоров) житейскую мудрость и просветить их.

Я склонен полагать, что без опоры на широкие интеллектуальные и просветительские программы открыто пропагандистское и психологическое противодействие террористическим группировкам в российском информационном пространстве будет слишком прямолинейным ходом, односторонним, неполным и малоэффективным.

Комплексными познавательными и тренинговыми программами, которые могут быть адаптированы под озвученные задачи, мне довелось заниматься уже с середины 1990-х годов при «Фонде межнационального согласия на Северном Кавказе». Параллельно с 1994 по 2000 гг. я работал ведущим преподавателем — с группами молодёжи в области теории творчества (эвристики) — в Образовательном учреждении «Центр Интеллектуального Тренинга» под руководством известных российских изобретателей братьев Латыповых при Российском Фонде «Межнациональное согласие» в Москве.

Авторские и классические разработки в области апгрейда мышления, как показала последующая практика, способны в увлекательной форме непрекращающегося состязания (где фиксируются только ступени, достигаемые участником творческого процесса) коренным образом перестроить сознание и устремления подростков и молодых людей от 14 до 30 и даже 35-ти лет.

Мною и соавторами разработаны как очные, так и дистанционные курсы, включающие разного рода интеллектуальные соревнования и игры, семинары и тренинги, лекции и тестирования. Они способствуют развитию у слушателя и читателя особого типа мышления, именуемого «сильным», а, вместе с ним,  и формированию  новых мотиваций.

Вот несколько главных признаков «сильного мышления»: диалектическая логика, неортодоксальность движения мысли, способность преодолевать психологические, понятийные и прочие барьеры (в т.ч., за счёт междисциплинарных параллелей и мощных ассоциативных связей), умение справляться с леностью ума, развитое творческое воображение, системность, творческая интуиция, готовность (наличие навыков и умений) к нестандартному, эвристическому действию в условиях неопределённости.

Действенность такой программы интеллектуального развития проверена в 2011-2015 гг. на учащихся и выпускниках ряда региональных и московских вузов — в Тюменском государственном нефтегазовом университете, в Ухтинском государственном техническом университете, в Академии Наук Республики Башкортостан и Уфимском государственном нефтяном техническом университете, Российском государственном университете нефти и газа им И. М. Губкина. Курсы прошли молодые работники и специалисты ряда российских компаний: ООО «ЛУКОЙЛ-Инжиниринг», «ПечорНИПИнефть», «КогалымНИПИнефть», «ПермНИПИнефть», «ВолгоградНИПИморнефть», ООО «ЛУКОЙЛ-Энергосети», ООО «ЛУКОЙЛ-Калининиградморнефть», ОАО «РИТЭК»,  ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь», ООО «ФракДжет-Волга» и т.д. По результатам положительного практического опыта издано несколько коллективных монографий [3].

Планомерная периодическая интеллектуальная нагрузка в сочетании с состязательностью (под присмотром опытных методологов и педагогов-учителей) могут помочь при переводе молодёжных протестных течений в созидательное русло.

Вопрос, как обычно, упирается в «кровь экономики», то есть в те средства, которые государство или спонсоры процесса готовы на поддержку таких программ потратить. Но, вероятно, средства, затрачиваемые на профилактику агрессивных проявлений, нужны куда скромнее, чем неизбежные расходы на сглаживание последствий.

Нами накоплен и постоянно пополняется фонд учебных интеллектуальных задач разной степени сложности. Перестройка сознания участника курсов на творческий лад становится необратимой, когда число самостоятельно решённых задач приближается к 250-ти. Кстати, число оригинальных коротких «суфийских» притч из цикла о Насреддине насчитывает несколько сотен сюжетов, как своеобразных интеллектуальных задач тех веков, когда устная народная культура брала верх над элитарной письменной.

Есть небезосновательное мнение ряда специалистов по психологии религии, что многие религиозные тексты как в Средние Века, а, возможно, и ныне, восполняли  недостаток необходимой человеку интеллектуальной нагрузки, давали ему пищу для ума или просто помогали справляться с информационной пустотой. Если такое мнение верно,  хотя бы в некоторой степени, правильно построенная система интеллектуальных состязаний и тренингов, снабжённая иерархией стимулов, внедрённая в протестную молодёжную культуру, может переключить внимание части молодых людей на новые внерелигиозные и неполитизированные возможности самоутверждения и самовыражения.

Этот просветительский подход потенциально сократит «паству» для политического и религиозного экстремизма, конечно, в комплексе с остальными, в том числе, гражданскими и судебными процессуальными, мерами.

Об авторе: Гаврилов Дмитрий Анатольевич, кандидат философских наук (философская антропология и философия культуры), методолог, специалист по эвристическим методам творчества и развитию сильного мышления, один из трёх разработчиков универсального языка-классификатора и междисциплинарной трансляции знаний Диал. Соавтор изобретений в области логических игр. Родился и вырос в Москве. Окончил в 1993 году Российский химико-технологический университет имени Д.И. Менделеева. Автор и соавтор более 40 изданных научно-популярных и научных книг, в том числе по традиционной культуре славян и других индоевропейцев, автор ряда фантастических романов, сборников песен и баллад. Член Рagan Federation International (c 2009 г.). Соучредитель Вечевого центра — «действующего на постоянной основе совещания деятельных и влиятельных сторонников Традиционной культуры» (с 2016). Действующий координатор и соучредитель Научного и творческого объединения «Северный ветер» (ранее — одноимённого научно-исследовательского общества, с 2007 г.). Член Союза писателей России и Московской городской организации Союза писателей России.


[1] Гаврилов Д.А.., Ёлкин С.В. и др. Старые и новые столбовые шахматные игры. М.: СИНТЕГ, 1998. И понятно, что одними шахматами этот класс настольных интеллектуальных игр, имитирующих сражение на доске, не исчерпывается.
[2] Гаврилов Д.А. Трикстер. Лицедей в евроазиатском фольклоре. М.: Социально-политическая мысль, 2006. С. 65–108; Гаврилов Д.А. Трюкач, Лицедей, Игрок. Образ Трикстера в евроазиатском фольклоре. М.: Ганга, ИЦ «Слава!», 2009. С. 126–141 ; Гаврилов Д.А. Трикстер в период социо-культурных преобразований: Диоген, Уленшпигель, Насреддин // Experimentum-2005. Сб. научн. статей философского ф-та МГУ / Под ред. Е.Н. Мощелкова. М.: Издательство «Социально-политическая мысль», 2006. С. 166–178.
[3] Латыпов Н.Н., Ёлкин С.В., Гаврилов Д.А. Инженерная эвристика. Под ред. А.А. Вассермана. М.: Астрель, 2012; Латыпов Н.Н., Ёлкин С.В., Гаврилов Д.А. Самоучитель игры на извилинах / под ред. А.А. Вассермана. М.: АСТ, 2012; Латыпов Н.Н., Гаврилов Д.А., Ёлкин С.В. Турбулентное мышление / под ред. А.А. Вассермана. М.: АСТ, 2013; Ёлкин С.В., Гаврилов Д.А. Инженерно-техническое творчество в нефтегазовой отрасли. М.: Центр стратегической конъюнктуры, 2014.