Максим Анатольевич Макаренков. Об использовании словесных формулировок для развития индивидуального и коллективного творческого мышления

(Статья опубликована: Макаренков М.А. Об использовании словесных формулировок для развития индивидуального и коллективного творческого мышления // STUDIUM — 2020: Сборник научных статей философского факультета МГУ / Под ред. А.В. Воробьёва; cост. Т.Ю. Денисова. М.: Издатель Воробьев А.В., 2020. С. 31–37. ISBN 978–5–93883–443–9)

Аннотация: В очерке обозначена проблема действенности и значимости влияния слова на слушателя и читателя применительно к задаче формирования творческого мышления в наши дни. Приводятся аналогии с традицией архаических культур, когда искусство владения словом считалось волшебным искусством.

Ключевые слова: творческое мышление, словесные формулы, магия слова, архаическое сознание, пространство смыслов, видоизменённые архетипы, типологические образы, развитие речи, развитие мышления, обучение языку, изучение языков, универсальный язык, гипотеза Сепира – Уорфа, лингвистическая относительность

«В начале было Слово…». Сегодня эта фраза воспринимается, как нечто само собою разумеющее, часто ей не придают особого значения, в лучшем случае, считают частью религиозного текста. Между тем, эта короткая фраза говорит о том, что издревле человечество понимало значение силы слова и его возможности воздействия на формирование реальности.

Одна из областей, в которых это воздействие и понимание силы слова проявлялось издревле наиболее ярко — магия (волшебное искусство). Область человеческого опыта, из которой развились многие современные науки, философские концепции и даже мировоззренческие системы.

При том, что цели магии и её методы являются вроде бы ложными и антинаучными, часть методов, которые использовали маги в своей деятельности сохранили свою принципиальную актуальность и в современных условиях[1].

В первую очередь, это касается «магии слова», то есть различных вербальных высказываний, использовавшихся для достижения определенных целей. В силу ряда причин эти формулировки действовали достаточно эффективно, потому и вошли гораздо позднее в инструментарий ряда школ психотерапии в виде аффирмаций (метод активно используется. Например, при аутотренинге[2]). Однако, судя по всему, этот метод можно использовать и для развития творческого мировосприятия человека, использовать его, как один из инструментов, погружающих человека в состояние активного творческого мышления.

Правила использования слова для эффективного воздействия

Прежде всего, необходимо определить, что мы понимаем под «магией» для целей настоящей статьи. Можно предложить такое определение: «Магия — формирование реальности наиболее оптимальным способом»[3].

Под оптимальностью в данном случае можно понимать самый широкий спектр намерений, от получения личного благополучия, до намерения изменить своими высказываниями бытие широких масс людей.

Но, вне зависимости от целей работы со словом, существуют определенные правила, или особенности, которые делают эту работу более эффективной.

Первое правило совершенно очевидно и однозначно — необходимо понимать значение слов и правила того языка, на котором производится работа. Иными словами — прежде, чем составлять словесную формулировку на русском языке, необходимо изучить правила русского языка и уметь их использовать.

Интересной особенностью работы с «магией» слова является психологическое воздействие, которое она оказывает на человека. Судя по всему, человек, активно использующий аффирмации, или заговоры, заклинания (название зависит от культуры, в которой человек находится), воспринимает эти словесные формулы, как манифестации, то есть, проявление своих намерений, которые затем должны трансформироваться в поступки.

Судя по всему, именно этой особенностью можно отчасти объяснить эффективность словесных формул в изменении окружающей обстановки, которую адепты магии принимали за помощь внешних могущественных сил.

В современном нам мире примерно так работают словесные формулы аутотренинга — организм человека начинает реагировать на них на физическом уровне. Например, в ответ на формулу «моя рука приятно теплая», может регистрироваться реальный подъем температуры этой части тела. Схожие явления, но на более высоком уровне мышления, кстати, отмечаются и у практикующих медитацию буддийских монахов[4].

Слова и концепции

Чем объяснить такую эффективность словесных формул и, почему они могут быть эффективны для развития творческого мышления? Думается, ответ надо искать в самих причинах возникновения человеческого языка, как средства коммуникации.

А возник он, когда у людей возникла необходимость объяснять друг другу и себе самим достаточно сложные явления и их взаимодействия, переводить коммуникацию на новый уровень, непрерывно ее совершенствовать.

Отчасти именно здесь кроются причины того воздействия, которое оказывают на человеческое восприятие правильно организованные вербальные и письменные формулы, известные человечеству под разными называниями: заклинания, заговоры, лозунги, аффирмации.

По этим же причинам определенным образом сформулированные словесные формулы можно использовать и для создания оптимального решения творческих задач, и для формирования соответствующего образа мышления.

Дело в том, что слова служат для создания сложных структур, подвигая мир от простого к сложному. И чем дольше развивается человечество, тем сложнее становятся понятия и, как следствие, мировоззренческие конструкции, которые мы можем с их помощью возводить. Сегодня с помощью языка мы можем описывать уровни высокой степени абстракции и даже разрабатывать языки, вроде универсального языка Диал, приспособленные для описания фактов и явлений, выходящих за рамки человеческого опыта, что ранее считалось недостижимым[5]. Таким образом, можно предположить, что, используя правильно составленные словесные формулы, люди могут вводить себя в оптимальное для решения творческих задач, состояния и расширять границы восприятия реальности. Стоит отметить, что подобную идею уже высказывали писатели-фантасты, например, Тед Чан в повести «История твоей жизни». В этом произведении он описывает изучение земными учеными инопланетного языка, построенного на принципиально отличном от человеческого восприятии пространства-времени.

Думается, что даже упражнение по созданию принципиально отличных от общепринятых языковых конструкций может дать существенное повышение уровня творческого мышления обучающихся, если обратиться к гипотезе Эдуарда Сепира и Бенджамина Ли Уорфа [6].

Ещё одно интересное следствие такого языкового упражнение — расширение пространства воспринимаемых человеком смыслов.

Единое пространство смыслов

Под пространством смыслов в данном случае понимается комплекс социокультурных, моральных, этических и мировоззренческих понятий, который одинаково воспринимается всеми участниками, взаимодействующими в его рамках.

Только при условии единого восприятия всех терминов и подразумеваемых понятий возможна эффективная коммуникация и, что наиболее важно в рамках данной статьи, погружение с помощью определенных словесно выраженных формул, в единое пространство решения задачи. То есть, ваша формула сработает, воздействует на объект (участника, или участников процесса), только, если он будет с вами одной ментальной, морально-этической системе координат. В том числе, если он будет одинаково с вами воспринимать архетипы[7], которые вы используете при составлении формулы.

Дело в том, что представители разных культур очень по-разному могут воспринимать слова.

Наиболее простой пример — разница значений слов «да», и «нет» в русском и болгарском языках. Другие примеры разниц архетипов, которые иллюстрируют разницу в восприятии терминов и их смысловых слоев в разных культурах, это восприятие материнских и отцовских архетипов. Так, к примеру, у многих славянских народом родная страна, Родина воспринимается, как образ матери — Родина-мать. У германских же народов родная страна несет мужскую «смысловую нагрузку», это Страна Отцов, Фатерланд.

Еще один интересный пример разницы восприятия образов связан с разницей культур земледельческих и кочевых народов. В культуре земледельческих народов один из основополагающих архетипов Мать-Сыра Земля. Для кочевников это, как правило, Отец-Синее Небо.

Таким образом, при разработке каких-либо формулировок, которые должны способствовать развитию творческого мировосприятия, как для отдельно взятого человека, так и для коллектива, необходимо учитывать множество факторов. Разработать одну универсальную «формулу творчества» невозможно.

Интересно проработан подход к созданию единого творческого пространства, нацеленного на решение реальной и сложной задачи, важной для всего человечества, в научно-фантастическом романе Орсона Скотта Карда «Игра Эндера»[8].В романе смоделирована ситуация, при которой коллектив подростков должен решить сложнейшую задачу. Наставники постоянно подчеркивают игровой характер задачи, но и непрерывно напоминают о реальной важности ее решения, грамотно апеллируют к патриотическим чувствам подростков и соревновательному духу.

Читатель видит, как очень разные по характерам и уровню творческого мышления, но принадлежащие к одной культуре, разделяющие одни ценности подростки, воспринимая эти словесные формулы, становятся способны решать все более и более сложные задачи.

Вопрос создания и использования подобных «творческих формул» на основе фолклорного, исторического, психотерапевтического и другого материала, безусловно, требует серьезного междисциплинарного подхода и изучения.

Помимо других проблем, использование подобных методик ставит и крайне серьёзные этические вопросы, которые прекрасно показаны в уже упоминавшемся романе «Игра Эндера».

Это и целесообразность сообщения участникам, или участнику мозгового штурма, а то и иного творческого обсуждения, полных параметров задачи, и целесообразность посвящения участников задачи в реальную значимость решения задачи, и многие другие морально-этические, управленческие и психологические вопросы.

Но в любом случае потенциал использования согласованных вербализованных, либо изложенных письменно «творческих формул» в сочетании с различными психотехниками для усиления творческого потенциала весьма велик и требует отдельной методической проработки.

Об авторе:Макаренков Максим Анатольевич. Родился 14 декабря 1969 года в Москве. Окончил Московский государственный открытый университет в 2000 году. Исполнительный директор издательства «Пятый Рим». Писатель, автор 5 опубликованных фантастических романов, участник сборников фантастических рассказов различных издательств. Один из основателей Вечевого центра, «действующего на постоянной основе совещания деятельных и влиятельных сторонников Традиционной культуры» (с 2016). С 2021 года один из ведущих курса «Системное и критическое мышление» при факультете комплексной безопасности ТЭК РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина.


[1] Егоров В.А. Магия как система на стыке науки и искусства // VI Международный форум по информатизации МФИ-97: Материалы конгресса «Общественное развитие и общественная информация». М.: Московский государственный инженерно-физический институт, 1997. С. 86–90.

[2] См. Аутогенная тренировка // Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д. Карвасарского. СПб.: Питер, 1999.

[3] Формулировка автора.

[4] Йонге Мингьюр Ринпоче. Радостная мудрость: принятие перемен и обретение свободы / Под ред. Эрика Свонсона; пер. с англ. Ф. Маликовой. М.: Открытый мир, 2010.

[5] Гаврилов Д.А., Ёлкин С.В. Избранные лекции по курсу «Начала сильного мышления». Часть 2: Алгоритмические и супероператорные методы решения изобретательских задач / Фонд содействия технологиям XXI века. М.: Издатель А.В. Воробьев, 2018. С. 70–209.

[6] На эту тему см.: Ёлкин С.В., Гаврилов Д.А. Как проверить гипотезу Сепира – Уорфа: приглашаем к эксперименту // Информ.-аналит вестник «Аномалия». 2015. №2. С. 46–48; Ёлкин С.В., Гаврилов Д.А. Сильное мышление как результат диалектически выстроенного языка / Материалы IV Международной научно-практической конференции «Непознанное. Традиции и современность» 18 октября 2014 г. // Информ.-аналит вестник «Аномалия». 2014. № 4. C. 25–29.

[7] По К.Г. Юнгу «видоизмененные архетипы» — те, что уже «приобрели осознаваемые формы, которые передаются с помощью традиционного обучения при транслировании коллективных содержаний, берущих начало в бессознательном» (Юнг К.Г. Архетип и символ. М.: Ренессанс, 1991).

[8] Кард Орсон Скотт. Игра Эндера: роман / Пер. с англ. Е. Михайлик. СПб.: Азбука; Азбука-Аттикус, 2018.